Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Барнаул
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Биробиджан
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск
Аналитика

Поможет ли война с соседями скрыть внутренние проблемы Тувы?

Поможет ли война с соседями скрыть внутренние проблемы Тувы?
Фото www.youtube.com
Зачем самый бедный регион России предъявил территориальные претензии к соседям? Ответы на этот вопрос искали известные российские журналисты в рамках "Спецрепа" проекта Алексея Пивоварова "Редакция".  Константин Гольденцвайг с товарищами отправился в далекую Туву, чтобы разобраться в причинах спора о границах. 

Алексей Пивоваров представил «Спецреп» своего бывшего коллеги по НТВ Константина Гольденцвайга:

«В постновогодней суете мало кто заметил странную новость, пришедшую из далёкой Тувы — одного из самых дальних и бедных уголков России. Там глава республики вдруг заявил, что Красноярский край и Иркутская область должны отдать Туве граничащие с ней территории. И это на фоне нового закона, когда лишь заикнись об изменении российских границ — посадят!

Константин Гольденцвайг отправился к «спорным территориям», поговорил с местными, заглянул в прижизненный музей Шойгу и к шаманам. Оказалось, что история куда шире административных границ».

РИА «SM-News» писало, что в ноябре прошлого года тувинские власти озвучили территориальные претензии к соседям.

18 ноября на своей странице в ВК глава Тувы написал:

«Территориальные споры во все времена были очень деликатной и сложной темой. На заседании с полпредом Президента по Сибири С.И.Меняйло и руководителем Росреестра О.А.Скуфинским обсуждали вопросы внесения полных и точных сведений в единый государственный реестр недвижимости. Между Тувой и Росреестром подписана «дорожная карта» по реализации этого значимого для региона проекта.

Не мог не сказать о существовании неясностей между Тувой и соседями.

По крайней мере, с двумя смежными территориями – Иркутской областью и Красноярским краем – у нас есть спорные участки на границе. Они касаются незаселенных земель, в основном минеральных источников в горах, которыми тувинцы с древности пользовались как целебными. В постсоветское время они почему-то отошли к соседям.

Эти моменты требуют всесторонней проработки и справедливого разрешения. Получил заверение, что над этим вопросом поработают, окажут содействие территориальные органы Росреестра».

В ТУВЕ, КАК В ЧЕЧНЕ

«В Республике Тува во первых очень красиво, во вторых, очень немноголюдно. На площади размером с Англию численность населения примерно с подмосковный Подольск. И тем удивительнее что именно здесь власти едва ли не впервые в современной России заговорили о возвращении недостающих земель. До этого на подобное, напомню, решались разве что в Чечне.

И вот власти Тувы говорят, якобы, о спорных территориях сразу с двумя соседними регионами. Это — Иркутская область и Красноярский край», — начинает свое повествование Константин Гольденцвайг.

Журналисты разговаривали с чиновниками, депутатами, политиками, учеными, журналистами, юристами, рядовыми жителями, собирая информацию о том, как живет и чем дышит Тувы. Мы живем в одной стране. Какая разница, где проходят границы?

«А большая разница. Глава республики поставил вопрос о возвращении тех земель, которые после принятия Тувы в состав Советского Союза относились к территориям Тувы. И в советское время, в 80-х годах при формировании Саяно-Шушенского заповедника было принято эту часть земельных угодий передать», — считает директор национального музея Республики Тува Каадыр-оол Бичелдей.

По его версии, все это выяснилось в начале 90-х годов, когда в Саяно-Шушенский заповедник перестали пускать жителей Тувы.

«Ранее границы описывали словесно — от точки А до точки В. По такой-то реке, по хребту такому-то проходит. Сейчас же необходимо было это все оцифровать и внести сведения в единую базу данных», — объяснил депутат Хурала Тувы, экономист Эрес Кара-сал.

— А в советские годы такой точности значения не придавали?

— Во времена СССР никого это не волновало, потому что единая страна все-таки была.

Какая разница, где этот заповедный режим будет сохраняться? В Красноярском ли крае или, если этот заповедник станет частью Тувы…

Каадыр-оол Бичердей: «Разница здесь.., в головах людей. Любому человеку, вам тоже, запрети посещать родные земли ваших предков, вы тоже возмутитесь…»

КАК СТРАШНЫЙ СОН!

Денис Притуляк, депутат Заксобрания Красноярского края от ЛДПР, стал единственным из красноярских политиков, кто был готов комментировать конфликт. С «фирменными» интонациями Владимира Вольфовича он безапелляционно отрезал:

«Раскачивание лодки идет со стороны главы республики. С какой стати мы будем перекраивать? И какую-то часть этому товарищу, которому заняться нечем…?! Никакие эти вопросы мы даже обсуждать не будем! Чтобы он забыл, чтобы как страшный сон это для него было!»

Константин Гольденцвайг уверен, кому, как ни главе республики, который вывел все это в публичную плоскость, адресовать эти вопросы.

Все дни пребывания в Туве съемочная группа рассчитывала на интервью с ним. «Но в последний момент нам сказали, что его не будет, и предложили поговорить с заместителем», — констатирует журналист.

«На самом деле этот процесс уточнения границ он давно идет», — заявил Александр Брокерт. — Какая-то семья столетиями пасет скот, и никто не обращал внимания, что так скажем, что географически, по территориальному делению, эта земля уже относится к Красноярскому краю. или к Иркутской области. …земельное законодательство все время ужесточается. Соответственно, ты сейчас должен взять этот участок в аренду. И вдруг оказывается что это должно проводится в соседнем регионе».

Притуляк возмущен: «Давайте ему сейчас дадим территорию..! Потом еще один товарищ скажет, смотри-ка, он попросил, ему дали. Кто сколько попросит, мы дадим… Да, что это…?!»

Каадыр-оол Бичердей предпочитает говорит о справедливости: «Просто справедливо решить вопрос, не задевая чувства и историческую память любой части населения Российской Федерации. Вот, в этом вопрос стоит».

Гольденцвайг парирует: «Но, судя по реакции ваших соседей, их чувства были задеты…»

Притуляк: «Речь идет о территориальной целостности. Мы будем выступать жестко! Мы не поддержим никогда, чтобы отдали хоть метр. Если он желает, мы готовы рассмотреть вопрос о вхождении соседнего субъекта — Республика Тува — в состав Красноярского края».

В Туве вызвало удивление, что вся эта история вылилась в территориальные споры.

Эрес Кара-сал: «Да, удивило очень. Хотя, на самом деле, это очень болезненная вещь. Это ранее принадлежало тувинцам и, конечно, каждый тувинец хотел бы, чтобы эти святые места возвратились бы…»

ЗА ЧЕРТОЙ БЕДНОСТИ

На кону, как утверждают местные патриоты, оказались земли предков, священные для тувинцев места, в том числе, целебные источники.

Съемочная группа отправилась в 350-километровый путь в западную Туву к Аржаан-Уру.

Аржаан — это святой источник. Вообще, как рассказал Борис Мышлявцев, ставший гидом журналистов по региону, в Туве сотни аржаанов разных существуют. Один из них журналисты обнаружили в получасе езды от столицы Тувы.

Это лечебный аржаан, говорит местный житель: «Здесь люди набирают воду для дома, потому что это чистая минеральная вода».

Он объяснил, что каждый целебный источник в Туве от какого-то определенного недуга. Что именно лечит конкретно этот источник, мнения местных разошлись. То ли кожные заболевания, то ли желудок. Но сюда говорят, приходят шаманы, просят у духов разные вещи…

Это все просто чистый символ, полагает главный редактор оппозиционной газеты «Риск» Сергей Конвиз: «У нас этих аржаанов немерено, со всякими разными источниками, солями и всем прочим. В общем, очень много… И 200 тысяч, такая огромная территория… У нас в большинстве территорий вообще ни по одному человеку нет».

В репортаже «Редакции» приводятся данные, что по официальной статистике, 35% жителей Тувы живут за чертой бедности. Республика по качеству жизни населения находится на последнем 85-м месте в России.

И на 1-м месте — по числу убийств. В Туве, по данным 2017 года, совершалось 33 убийства на 100 тысяч жителей.

«Убивают, потому что пьют. Пьют, потому что нет работы», — говорит Константин.

Это, возможно, так и есть: 22% жителей Тулы считаются безработными.

«СОВЕТСКАЯ АНТИЧНОСТЬ» ТУВЫ

Группа двигалась на запад и попутно осматривала населенные пункты, в одном из них мужчина предложил с рук купить старый чайник. Журналиста удивила необычная спешка жителей небольшого поселка в самой середине дня. Причина — с трех часов дня в Туве начинается сухой закон…

Вокруг дороги — некогда мощные промышленные объекты. Такие, как огромный и полуразрушенный сейчас элеватор, куда свозили зерно со всей республики. Гид рассказывает, что все старые советские предприятия, в том числе, домостроительный комбинат, в округе разрушены.

«Советская античность», — комментирует Гольденцвайг.

Да, что там предприятия… Константин показал кадры, снятые в доме жителей Кызыла, где люди живут, вообще, без электричества.

«Денег не хватает», — объяснила женщина. Они ходят к соседям, заряжают внешний аккумулятор, и от него включают в жилище настольную лампу.

Каждый третий тувинец живет в столице. Цены на недвижимость тут почти подмосковные. Поэтому многие ютятся в лачугах, построенных, зачастую, без разрешения.

По словам Бориса Мышлявцева, эти люди приезжают в столицу из районов и живут в таких условиях.

«Это примерно 5 тысяч человек. Они жили абсолютно в африканских условиях. Только в Африке тепло. А здесь — холодно!»

БЕДНОСТЬ И УЖАС ТУВИНЦЕВ

Главной бедой республики называет бедность и депутат.

— В районах же нет работы. Поэтому люди приехали сюда. Дорогая недвижимость, дорогая аренда. Просто, самовольно взяли и построили.. Они не захватчики, денег нет и землю не дают.

— Постойте, как это не дают?

— Очень трудно добиться того, чтобы кому-то землю дали.

Журналисты показали кадры, как в начале декабря при -25 на улице сносили самовольно построенный дом семьи с детьми. Женщины кричали, дети плакали. Только после того, как соседи сняли инцидент и выложили в соцсети, власти снос приостановили и дали людям шанс сделать документы.

Константин Гольденцвайг сопоставил позицию властей, считающих жителей захватчиками земли для самостроя, и мнение людей, говоривших, что они платили за землю и ее регистрацию неким посредникам, якобы, связанным с местными чиновниками. Но потом посредники «растворились», а все претензии у судебных приставов возникли к самим жильцам. Тувинцы говорят, что верили посредникам, и показывали квитанции оплаты за документы, которых не получили. Была озвучена сумма в 120 тысяч рублей. По местным меркам, это огромные деньги.

«Много вопросов. Генплан не сделан. Землями города распоряжается минземимущество», — говорит депутат.

Есть данные, что сейчас после огласки в соцсетях правительство Тувы обещало найти решение для жителей самостроя.

Журналист спросил депутата, получается, что власти не могут урегулировать вопросы с застройкой нескольких городских кварталов, при этом заводят речь о спорных территориях с соседними регионами?

«Получается так. Да, это ужасно, ужасно», — соглашается народный избранник.

НЕ ВСЕ ХОТЯТ ЗАНИМАТЬСЯ НАРКОТИКАМИ

Почему же все эти люди бегут из республики в столицу, поинтересовался Константин у гида.

«Потому что так нет никакой работы для людей. Либо бюджетники, учителя, полиция. Или — наркотики. Но не все же хотят наркотиками заниматься».

Адвокат Сергей Оюн показывает рукой на бескрайние просторы Тувы:

«Вот, эти все поля — все они конопляные».

Ни взором окинуть, ни с воздуха подсчитать.

«Столько конопли, сколько растет на земле Тувы, не растет больше нигде», — изумлен Гольденцвайг.

По его словам, площадь полей с анашой в 2005 году «Новая газета» оценила в 70 000 гектаров. А сенатор от Тувы Людмила Нарусова, слава Богу, тщетно, даже предложила легализовать траву в регионе. Ее реальные площади посевов и сейчас неизвестны.

Гид, который в прошлом работал советником главы Тувы, считает, что конопли 27 000 гектаров примерно. К таким выводам, дескать, ранее пришли в правительстве. «Мы считали, получилась сумма, сопоставимая с годовым бюджетом республики», — отмечает Борис.

В фильме озвучили данные, что в этом промысле люди зарабатывают не много. Так, рядовой сборщик получает в пересчете 10-15 тысяч рублей в месяц.

Ну, а власти? А куда смотрят власти?

«За эту гору перейдете, там уже, считайте, нет власти»

В фильме заявили, что власти призывают «нещадно бороться с вовлечением молодежи в криминальный бизнес». Но при этом приводят в пример задержанного с партией гашина брата нынешнего главы Тувы, которого в 2007-м посадили на три года.

«Он в то время как раз курировал работу с молодежью», — заявил Мышлявцев.

«ПОД КРЫШЕЙ» ШОЙГУ

Журналисты «Редакции» акцентируют внимание на личности главы Тувы, который, вероятно, и является инициаторов территориальных притязаний.

В конце 90-х, говорят авторы «Спецрепа», его заприметил Сергей Шойгу, самый известный в республике тувинец, которого кто-то считает духовным лидером, а кто-то — просто божеством. Кара-олл, поздравляя министра обороны с днем рождения 21 мая, назвал себя «младшим». И все в Туве хотят знать, что же думает о границах»старший».

На малой родине Шойгу Константин Гольденцвайг встретился с молодым тувинским политиком, который планирует выдвинуться в Госдуму и приехал «зарядиться энергетикой». Созданный при жизни Шойгу музей его семьи Буян Сеткил считает «сакральным местом».

Политик уверен в «планетарном масштабе» личности Шойгу, сравнил его с «правой рукой Чингис-Хана». Буян занимается музыкой. В его реп-композиции есть такие строчки:

«Когда Шойгу рожали, в Америке дрожали».

Тувинец заявил, что Россия встает с колен именно благодаря Путину и Шойгу.

«Именно то, что у нас есть Шойгу, дает нам тысячную силу», — вторит глава республики.

Константин делает вывод: в Туве говорят Шойгу, подразумевают Кара-олл. Согласен с этим и Борис Мышлявцев, утверждающий, что Шойгу помнит, как в трудный период конца 90-х именно Шолбан Валерьевич Кара-олл помог ему создать в Туве партийную структуру «Единства», предшественницы «Единой России».

ЕР в Туве — супер-успешная политическая сила и ныне. Гольденцваг резюмирует:

«Летом за поправки в Конституцию здесь проголосовало 97% жителей при официальной явке в 93%. А в местном хурале, парламенте, из 32 депутатов — 30 мест у «Единой России». Оставшиеся два мандата у ЛДПР, играющей роль оппозиции.

Из-за этих цифр Туву нередко называют сибирской Чечней.

«И сами бюджетники говорят, что конечно их и приводят на участки для голосования, и начальник просят каждого своего подчиненного плюсом привести еще 10 своих родственников, друзей, знакомых», — говорит лидер тувинского ЛДПР Андриан Ооржак.

Это все не так, уверен замглавы региона. Тувинцы считают выборы большим праздником.

«Все знают и все придут», — спокойно объяснил колоссальные избирательные показатели Александр Брокерт. Люди там очень активны, сказывается, по его мнению, и определенная сплоченность, как в советское время, и семейственность в политических предпочтениях.

Чиновник отметил на вопрос авторов специального репортажа о том, фальсифицируются ли в Туле итоги выборов? После очень мхатовской паузы Брокерт заявил:

«Насколько я знаком с избирательным процессом, насколько я в нем участвую, по имеющейся у меня информации, в Туве итоги выборов не фальсифицируются».

При этом, у него заместитель главы Тувы абсолютно не испытывает чувства неловкости, что в беднейшем регионе страны партия власти набирает 90 и более процентов голосов избирателей.

В Туве, как отмечают журналисты, практически нет протестной активности. Но не за счет того, что люди любят власть. Карма такая, думают тувинцы. И идею главы Тувы отобрать территорию у соседей многие поначалу не заметили или восприняли, как пиар власти.

«Он просто пытается заявить о себе, что я есть. Он хочет идти на четвертый срок, а ему не разрешают», — считает Сергей Конвиз. Оппозиционный журналист привел несколько примеров того, как тувинскому лидеру отказывали в Администрации Президента. Например, в разделении должностей главы республики и председателя правительства.

Теперь, полагает Конвиз, Кара-олл заявил о себе — «границы надо двигать». Но его заместитель не видит связи пиара о границах и грядущих выборов, так как пока решение о выдвижении не принято.

«НЕ НРАВИТСЯ — УЕЗЖАЙТЕ!»

Журналисты искали ответ на вопрос, зачем тувинцам эти земли? Единого мнения — нет.

«Это наша историческая родина. Это — исторически наши земли», — считает адвокат Сергей Оюн. По его словам, в 1914 году огромная территория ушла Монголии, а часть территории вошла в Россию. Но политических амбиций в территориальных притязаниях юрист не усматривает:

«Зачем нам второй Крым, второй Донбасс, вот, это все».

Но возможности «заигрывания» власти с людьми, Оюн не исключает:

«Политика — она вещь такая».

«Проблемы-то, может быть, и есть с границами. Но о них молчал Валерьевич 13 лет. А сейчас заговорил, чтобы сказать, вот, я такой патриот. Крым наш», — мнение Бориса Мышлявцева. Он полагает, что все дело в рейтингах, которые могут зафиксировать в Москве, и в отставку — не отправить.

В соцсетях под сообщением главы республике о границах — сотни восторженных комментариев. Тувинцы не хотят уступать ни миллиметра родной земли и даже говорят о возврате монгольских территорий.

А Зинаида Дехтяр преподает в тувинской школе русский язык. Говоря о предложении Шолбана Вальерьевича «взять немножко своей земли», она рассуждает:

«Забрать не отдавать, дело святое. Конечно, это вызывает определенный восторг у части населения. И поэтому все чаще и чаще там встречаешь — «ну, не нравится, уезжайте». А почему это я из России уезжать должна?! Это же пока еще Россия. Тува-то — еще Россия, правильно? Россия!»

В поисках патриотов, способных объяснить, зачем тувинцам эти земли, авторы фильма нашли Дениса Михайлова. В Кызыле мастер единоборств всем известен как «Якут». С ним, говорят, лучше не спорить. При одобрении властей он основал патриотический союз «Сыновья народа». Одна из заявленных целей — борьба против спаивания Тувы. «Якут» готов действовать:

«Если ЧП какое, звоню, и в течение двух часов 150-170 человек собирается. Такой у них кураж патриотический».

Журналистов взяли на «контрольную закупку». Выявив нарушения, общественник советует продавцу их прекратить или, как он обещает, разговор будет более жестким. Врагом нации он считает алкоголь, западную культуру с ее жестокостью, мультики, невежество.

«Все оттуда идет. Это — гибридная война».

«Якут» считает тувинским патриотизмом уважение старших, сохранение своей культуры и нации.

«У нас все села уже вымирают. Все щемятся в город, в цивилизацию».

На вопрос — зачем тогда новые земли — он говорит:

«Я понимаю своих предков. Мы кочевой народ. И им интересны земли, где они испокон веков свой скот загоняли».

РУССКИЕ В ТУВЕ ЧУВСТВУЮТ УГРОЗУ

Журналисты отмечают, что прежде — в советское время — в Туве каждый второй был русским.

«Чем дальше мы проезжаем в республику тем сложнее изъясниться на, казалось бы, государственном языке. Сейчас здесь, по разным оценкам, русских менее 10%. И уезжали, как рассказывают, не только об бедности, но и от опасности. В 90-е годы гасить межэтнические конфликты сюда присылали даже ОМОН. А в 2000-х русскоязычное меньшинство писало в Москву и не раз, рассказывая, якобы, о дискриминации русских, о том, как местные власти, дескать, аккуратно играют на националистических настроениях.

Так это или нет, но теперь остающиеся русские тоньше других чувствуют всякую угрозу для себя в этих новых территориальных требованиях Тувы земли для тувинцев. И тем сильнее мерещится им уже знакомое: вам здесь делать нечего», — говорит Константин в камеру.

Предприниматель, православный меценат Сергей Сафрин удручен: приходящие устраиваться на работу молодые тувинцы не говорят на русском, им переводят родители.

«Это последствия той националистической политики, которая проводится правительством», — уверен он.

Контр-довод: заместитель главы Тувы считает, что это не так. О чем говорит даже его присутствие в правительстве. Брокерт привел слова Кара-олла, что одна из его функций — представление в правительстве интересов русскоязычного населения: «Чтобы все знали».

Сафрин: «Наша организация интернациональный коллектив, очень много русскоязычных. Мы построили главный буддистский храм. Мы думали, что строительство буддистского храма — такое подспорье, даст нам возможность просто здесь жить и быть на равных условиях.

После этого жизнь заставила построить кафедральный собор, что по повергло в ужас местную власть. И когда мы дальше стали строить храмы в других районах, то правительство просто приняло неординарные меры по уничтожению нашего предприятия.

Мы брали контракт на аукционе, зарабатывали деньги, а на эти деньги строили храмы, помогали церкви. Вот, когда председатель правительств об этом узнал, уже года два аукционы не проводятся. Из-за нас!»

Гольденцвайг оппонирует Сафрину: в речах тувинского главы нет никаких националистических контекстов.

«Я его очень хорошо знаю. Это очень умный человек. То, что он задумал — Тува без русских — он это сделает».

Отрицает деструктив и директор тувинского музея:

«Я отвечаю, нет здесь ничего такого, никакого национализма, никакого шовинизма. Я есть желание просто вернуть популярные и необходимые с точки зрения менталитета населения территории».

Так это или не так, но Сафрин заявил о намерении достроить монастырь и уехать из республики:

«Потому что, здесь таким как я, не место».

ПРО УКРАДЕННЫЙ «ЗОЛОТОЙ КОСТЫЛЬ» ПУТИНА

Константин Гольденцвайг рассказывает: «Даже 75 лет спустя после присоединения к Советскому Союзу Тува остается чуть ли не единственным регионом страны, который с нею связан единственной автотрассой. Железной дороги здесь как не было так и нет».

Ее начали строить в 2011 году, причем, в торжественной церемонии старта работ принял участие Владимир Путин.

Местные говорят, что забитый им «золотой костыль» через несколько дней украли. А журналисты показали, что удалось построить за 10 лет….

«Справедливости ради, многие из тувинцев заглохшей стройке лишь рады»

Например, есть мнение, что когда стальную магистраль проведут, Тува превратится в сырьевой придаток, каким «стала Россия для всего мира», и отсюда будут уходить золото и другие природные богатства.

Герои «Спецрепа» рассказали, что еще с советских времен Тува жила крайне обособленно. Когда тувинцы ездили в Абакан, говорили «еду в Советский Союз». Понятие «за Саянами» для местных — это весь мир. Это — и СССР, и Россия, и Новосибирск, и Новая Зеландия. Дескать, есть мы, а есть они.

Журналисты побывали в отдаленном крестьянском хозяйстве, стоящем у подножья одного из многочисленных тувинских хребтов, и поговорили с семьей скотоводов.

«Если есть место, где постижим дух настоящей Тувы, — говорит Константин Гольденцвайг. — То это, возможно, здесь».

ТАМ НИКТО НЕ ЖИВЕТ

Глава семейства признался, что бывал «за Саянами» один раз в жизни, в 50-х годах, когда служил в армии в Белоруссии. Жалко, что отошли земли, говорят в его доме.

«Ведь со стороны Монголии нам, тувинцам, вообще, обрезали землю. Это было бы важно, земли, которые были нашими, снова стали нашими. А население, оно могло бы и вырасти», — считает супруга главы семейства.

«У меня 60 коров, где-то 400 голов овец», — отмечает он сам.

По местным меркам, его считают богатым человеком: «И если скот считать, и если — детей. Их — десять».

Хозяйка уверена: «Все зависит лишь от тебя самого. Будешь в жизни стараться, получишь от нее все, что полагается. Мы ведь и сами когда-то были простыми чабанами».

Семья — состоятельная. Раньше жили в юрте, выращивали скот, несколько лет назад накопили денег и построили себе дом с солнечной батареей и генератором.

«Какая им разница, где столица, в Кызыле, в Москве, Улан-Баторе, где проходят границы… У них свое собственное государство. И таких «государств», если ехать по Туве дальше, сотни…», — говорит журналист.

По пути к границе спорных земель, отмечает он, дорога сначала стала заканчиваться и однажды, просто, оборвалась. А чтобы достичь тех самых источников, надо перевалить еще два хребта.

«Там, вообще, никто не живет», — разводит руками Борис.

ШАМАНЫ ЗНАЮТ ПУТИ

С дрона журналисты сняли бескрайние и безлюдные просторы и спросили, почему там никто не живет?

— Потому что, не дают там жить. Просто-напросто, не пускают, — считает директор музея.

— На хребет?

— Э, перевалить за хребет… Мы тысячи хребтов переваливали в своей истории. И — не такие хребты…

В концовке «Спецрепа» в ближайшей к спорным территориям деревне Ишкин Гольденцвай признался, что сбился с пути.

Алимаа Ондар, одна из 500 шаманов Тувы, раскинула колоду игральных карт и напророчила:

«Сейчас закрыта у вас дорога. На душе у вас беспокойство. Но цели, что вас сюда в Туву привели, сбудутся, и все сложится. Будет вам белая дорога».

Чтобы все исправить, шаман пообещала «вылечить» журналиста, провела обряд и «вышла на связь с духами».

«Я вам так скажу, очень счастливая страна эта Тува.

— Вы говорили, что когда работали сантитаром в больнице были трудные годы. Почему Вы остались в Туве?

— Потому что моя здесь семья. Дети есть. Небольшой дом есть. Чалым-сол — судьба…»

Над «Спецрепом» «Редакции» работали:

Автор — Константин Гольденцвайг
Шеф-редактор — Георгий Андронников
Продюсер — Дарья Котова
Администратор — Илья Егоров
Операторы — Илья Каллион, Никита Богдашкин
Режиссер монтажа — Никита Гесер
Звукорежиссер — Иван Тютиков
Диджитал-продюсер — Вячеслав Варфоломеев
Младший диджитал-продюсер — Никита Лапатин
Дизайн — Константин Куликов
Автор проекта — Алексей Пивоваров

В ПОРЯДКЕ P.S.

Специальный репортаж коллег наводит на определенные мысли. И они, прямо скажем, тревожные.

Так ли, правда, нужны региону земли российских соседей, к которым даже нет дорог? Есть ли в намеках на претензии к возврату Туве части территории Монголии предпосылки развития межгосударственного конфликта? Если да, то — насколько игра стоит свеч с учетом того, что большинство войн в мировой истории развязывалось из-за территориальных и религиозных споров?

Почему, акцентируя внимание на территориальных спорах, действующее руководство Тувы допускает столь высокий уровень бедности, безработицы, преступности? Почему русскоязычные жалуются на притеснения и выдавливание из Тувы?

Слова о гигантских плантациях конопли вводят в ступор. Она медицинская? Но зачем мама Ксении Собчак сенатор Нарусова предлагала ее легализовать? Она криминальная? Тогда — куда смотрят власти и правоохранительные органы, если даже размер заработка сборщиков травы ни для кого не является секретом?

Что, вообще, происходит в регионе-17? Какие проблемы видит власть в Туве, а какие — берется решать? На какой проблематике будут поднимать себе популярность кандидаты на пост главы Тувы на выборах 2021 года?

Эти поднятые «Редакцией» вопросы пока остались без ответа.

И нельзя исключить, что расследования и изучение «национальных особенностей» деятельности руководства Тувы могут продолжиться…

Яндекс.Метрика